20.02.2021

20210220

«Работа в клубе – награда, что я столько лет в футболе». Пресс-атташе «Арсенала» прошёл с командой от любителей до Лиги Европы

Версия для печати

РПЛ продолжает рубрику «Лига профи» – рассказы людей, которые работают в нашем футболе и делают его лучше.

Евгений Овсянников всю жизнь рядом с «Арсеналом»: в 11 лет впервые посетил матч туляков во Второй лиге СССР, в 15 написал первую заметку о команде, в 16 стал диктором на домашних матчах. Отработав с туляками много лет как журналист и диктор, пережив её падение в любители, Овсянников стал пресс-атташе клуба и вместе с «Арсеналом» прошёл путь от КФК до Лиги Европы.

«На первый выезд забыл паспорт – в гостинице поселили под именем футболиста»

«Первый раз я пришёл на футбол в Туле в мае 1979-го. Тогда играл «ТОЗ» – команда Тульского оружейного завода, предшественник «Арсенала» – и мне почему-то так казалось, что наша команда если не самая сильная, то очень хорошая и должна всех обыгрывать. Болельщики, люди в возрасте, посмеялись надо мной и развеяли мои иллюзии – «ТОЗ» тот матч проиграл. В конце 1970-х Тула играла во Второй лиге, была слабенькой, но футбол запал мне в душу, и в 1980-м я записался в секцию – команда называлась «Ветерок», представляла машиностроительный завод.

Мне очень хотелось быть похожим на полузащитника Низама Нартаджиева из «Пахтакора», он тогда очень бодро начал сезон – забил 5-6 мячей. В итоге с футболом вышла короткая история: условия были не очень, играли на гаревом поле, да и тренер выпивал, допускал грубость – мне показалось это лишним, неправильным. Я отзанимался примерно год.

В 15 лет я написал первую заметку о футболе. Старший брат Николай очень дружил со спортом – играл в настольный теннис, занимался на тренажерах, смотрел по телевизору футбол и хоккей – и знал людей в областном спорткомитете. Там я познакомился с журналистами, учился у них писать. Мою первую заметку «Мажорная концовка» опубликовали в старейшей областной газете «Коммунар» – она уже не существует. Я писал о том, как «ТОЗ» хорошо провёл концовку первого круга летом 1983-го: тогда в ней работал уважаемый тренер Иван Васильевич Золотухин, которого болельщики до сих пор помнят. Он сделал очень хорошую, способную команду из тульских ребят. С его же подачи «ТОЗ» в 1984-м был переименован в «Арсенал»: он считал, что у Тулы должна быть команда с благозвучным названием.

В том же 1983-м в Туле проходил футбольный турнир Спартакиады народов СССР среди молодёжных сборных республик, и я, школьник, попросил главного судью соревнований Владимира Ивановича Зуева, чтобы меня взяли помощником: вести статистику, заполнять таблицы. Через год «Арсенал» впервые взял меня на выезд в Тамбов и Саранск как корреспондента, я жил с командой в гостинице. Ещё с непривычки забыл паспорт – мне уже исполнилось 16 лет – и меня поселили под именем Анатолия Песенникова – был такой молодой игрок, который тогда не поехал с нами.


Евгений Овсянников с Фёдором Черенковым (1994-й)

Футболистам было лет по 25, но мне они казались такими взрослыми, серьёзными, а тот же тренер Золотухин – кладезью мудростей. Он много рассказывал житейских историй, и сами футболисты у него многому учились. Например, с вратарём Валерием Клеймёновым он играл в шахматы вечерами, говорил ему: «Не ходи вечером по улицам, давай лучше партию-другую в шахматы». Рассказывал, как после войны встречался в Париже с великим князем Феликсом Юсуповым, одним из организаторов заговора против Григория Распутина. Этого человека можно было слушать очень долго.

Ещё у нас с другом детства, ныне журналистом и писателем Серёжей Гусевым была мечта выпустить календарь-справочник – последний такой выходил в Туле в 1974-м. Хотели так проявить свои журналистские способности, собрать статистику. В 1984-м на волне энтузиазма от того, что «Арсенал» занял третье место во Второй лиге, мы взяли в прокат пишущие машинки, оплатили услуги стенографисток, потому что сами не могли быстро печатать, ездили в Новомосковск брать интервью у нашего земляка, чемпиона СССР в составе «Зари» Владимира Белоусова, нашли даже участника дореволюционных матчей в Туле Николая Вармирова, придумывали какие-то рубрики. Набрали много материала, пошли в организацию профсоюзов – думали, нам помогут издать книжечку, но в итоге чиновники ничем не помогли. Было очень обидно, потому что потратили много сил и энергии.

Тот календарь-справочник так и остался в виде машинописных страниц, а в 1986-м нам всё-таки удалось выпустить брошюру: заметно меньшего объёма, но на голом энтузиазме и любви к футболу издали тиражом в 10 тысяч экземпляров. Мы с Серёжкой не получили ни копейки, но всё равно были счастливы, что нам удалось это сделать. Потом я ушёл служить в армию, и папа купил мне на память несколько экземпляров – есть даже один с автографами команды. Эта брошюра дорога мне – это наш первый труд, совершенно бескорыстный.

«С радистом получали за матч три рубля и делили гонорар пополам»

В 16 лет я попросился в дикторы стадиона. У нас эту роль выполнял радист: его тоже звали Евгением, он был хорошим и добрым человеком, но я понимал, что объявлять состав и другую информацию могу лучше. Мне легко пошли навстречу, я был уверен в своих силах, только радист попросил гонорар делить пополам. Мы с ним получали три рубля за матч и честно делили: полтора каждому. Для школьника это были нормальные деньги, я накопил на фотоувеличитель и дома печатал фотографии.

Когда ездил в Москву на матчи Высшей лиги, мне особенно нравился голос Валентина Валентинова в «Лужниках». Я его слушал так, как, наверное, слушали Левитана в годы войны. Мне тоже хотелось повторять его интонации, подход, насколько ещё позволял наш микрофон, который производил тульский завод «Октава». Их микрофонами даже Юрий Гагарин пользовался в космосе. Наверное, как бы я ни старался подражать Валентинову, получалось лишь отчасти из-за технических возможностей, но скажу честно: я старался.

Ещё я готовил фразы на различных языках. Когда в конце 1990-х за «Арсенал» в Первой лиге играли бразильцы, я объявлял на португальском: например, «мяч забил Андрадина», «какой красивый гол забил Андрадина». Сначала обсуждал это с переводчиком, потом у того же Андрадины спрашивал, ему нравилось, он говорил, что чувствует себя как дома. Говорил на черногорском, когда забивали Кашчелан и Джорджевич, но потом мне сказали, что лучше всё-таки объявлять на русском.

Был случай в 1989-м – я чуть не опоздал на матч. Прибежал в подтрибунное помещение и увидел, что арбитры уже выходят из судейской. Говорю им: «Товарищи судьи, я диктор стадиона. Дайте мне, пожалуйста, протокол, а то я не смогу объявить составы, мы матч не начнём». Они мне дали протокол, который был в единственном экземпляре, на одном доверии. Если бы он пропал, это был бы большой конфуз. Я его переписал себе и, конечно, вернул судьям в перерыве.

Главный плюс этой работы – можно сказать что-то ободряющее. Мы со старшим сыном Артёмом ездили на Евро-2012 в Польшу. Во Вроцлаве перед матчем сборной России с Чехией был дождь, а ведущий вышел под зонтиком к бровке поля и говорил в микрофон прямо оттуда, стоя лицом к трибунам. Это показалось очень правильным, и мне тоже захотелось так делать.

Решил, что ещё одна хорошая идея – приветствовать каждую трибуну. Например, «интеллигентный «Запад» – там сидит спокойная публика. «Могучий «Восток» – это сообщество болельщиков, очень креативные и энергичные люди, с барабанами. Также приветствую «горячий фанатский «Север», а на «Юге» располагаются болельщики соперников, трибуны аплодируют, и им это приятно.

«Мог работать педагогом, но сразу после института пошёл в редакцию»

Я окончил факультет русского языка и литературы в педагогическом институте в 1991-м и мог стать педагогом. Проходил практику в школе, мне всегда нравилось разговаривать с детьми, развивать их – чувствуешь заинтересованность. В СССР было обязательное распределение после выпуска, и меня определили в Каменский район Тульской области, самый глухой. Но когда Советский союз распался, у распределений не было никакой силы, поэтому после института сразу пошёл работать в редакцию – меня знали, потому что я писал постоянно.

Я работал в областных газетах «Коммунар» и «Молодой коммунар». Одновременно делал видеопрограммы о футболе, писал для «Спорт-Экспресса», «Советского спорта» – работал за гонорар, мне платили копейки, но увидеть своё имя в таких солидных газетах было престижно. Причём я писал не только о футболе: у нас баскетбольный «Арсенал» выступал на высоком уровне, волейбольная «Тулица» играла в элитном дивизионе, с 1997-го до середины нулевых в Туле проводились, например, чемпионаты России по лёгкой атлетике, Мемориал братьев Знаменских. Помню интервью с Юрием Борзаковским, оно у меня вышло с заголовком «Звезда без звёздной пыли». Когда такой известный человек очень прост в общении, становишься его личным фанатом.


Евгений Овсянников с Юрием Борзаковским (2007-й)

Было много памятных материалов с тренерами «Арсенала» и его соперников. У Владимира Алёхина в «Арсенале» играли его воспитанники и ребята других возрастов из спортивных школ Тулы и области, Геннадий Сарычев в 1980-е работал в Афганистане: понятно, что там другой уровень футбола, но он сумел в одиночку организовать чемпионат страны. Беньяминас Зелькявичюс, поднявший «Жальгирис» в 1980-е – коллекционер живописи, любит импрессионистов.

Анатолий Полосин рассказывал много интересного, как несколько лет работал в тропиках в Индонезии. Его там боготворили, он выиграл со сборной Индонезии Юго-Восточные Азиатские игры, но мне кажется, там же подорвал своё здоровье этой дикой жарой. Евгений Кучеревский – эпоха для Тулы: вывел «Арсенал» в Первую лигу, с ним же претендовали на выход в высший дивизион, но вмешался обвал рубля в августе 1998-го. Запомнилось, что он хотел стать лётчиком, если бы не футбол.

«Вели с братом бизнес: я возил серебряную бижутерию, видеотехнику»

Прожить на одну корреспондентскую зарплату было невозможно. Журналистикой занимался для души: писал, снимал программы, вёл эфиры на радио, но, чтобы и в кармане что-то было, параллельно занимался предпринимательством. У меня в Польше было много знакомых, и я привозил оттуда серебряную бижутерию. Потом переключился на видеотехнику. Вёл бизнес вместе с братом Николаем: начали в 1993-м, через несколько месяцев я купил в Туле квартиру, затем – автомобиль.

Однако после дефолта Коля уехал в Америку. Сейчас его семья живёт в Цинциннати и оттуда болеет за наш «Арсенал». Брат работает в социальной службе, помогает людям преклонного возраста. Две его дочери работают медсёстрами. Вообще мой брат талантлив: у него очень красивый баритон, он здесь пел и в филармонии, и в церковном хоре.

Мне, как и многим, было тяжело, потому что вокруг творился хаос: люди оставались без работы, разорялись, отсутствовала уверенность в завтрашнем дне. Но я встретил любовь, это спасло меня. С будущей женой я познакомился на футболе ещё в августе 1996-го. Мария – переводчик с немецкого, она помогала швейцарской фирме, которая занималась оснащением поля на стадионе. Мы встретились на матче «Арсенала» против «Энергии» из Чайковского: Маша пришла с агрономом смотреть, как поле выдержит первый матч. Мы увидели радугу над стадионом и подумали, что это такой знак. Раньше жена не интересовалась футболом, но теперь мы всей семьёй болеем за два «Арсенала» – тульский и лондонский. Особенно старший сын Артём, он сейчас учится в Германии. Младший Денис занимается футболом в клубной академии.

Потом были тяжелейшие 2000-е. «Газпром» поддерживал «Арсенал» (главным спонсором клуба был «Центргаз», дочернее предприятие «Газпрома» – Прим. Premierliga.ru), и когда Виктор Соколовский (генеральный директор «Центргаза» и президент «Арсенала» с 1989-го по 2004-й, сейчас почётный президент клуба – Прим. Premierliga.ru) перешёл на работу в Совет Федерации, баскетбольный «Арсенал», игравший на тот момент в Суперлиге, рухнул сразу, футбольный отказался от Первой лиги, два сезона худо-бедно провёл во втором дивизионе и ушёл в любители. Болельщики даже устроили символические похороны «Арсенала», по городу прошлись.

Тяжело это вспоминать, потому что апофеозом падения были тренировки на льду городского пруда зимой. Когда не было возможности тренироваться, поля были не готовы, несколько тренировок прошли в центре города. У нас есть красивый Белоусовский парк: футболисты, тренеры любят там гулять, и где-то есть фотография, как рыбак ловит что-то через лунку, а недалеко футболист бежит. Но потом мы возродились из любителей и преодолевали одну лигу за другой.

«Решил написать книгу об «Арсенале» в память об отце»

В 2010-м я начал писать книгу о клубе – «Повесть о настоящем «Арсенале». Идея появилась, когда с семьёй поехали отдыхать в Египет. Там душные ночи, не можешь заснуть и размышляешь о чём-то. И я подумал: мне же есть что рассказать людям об «Арсенале», написать то, что им будет интересно прочитать, подобрать интересные иллюстрации, изложить от первого лица, создать эффект присутствия. Тем более, как мне казалось, я полностью владел материалом, хорошо помнил, что видел своими глазами, через что прошёл.

Я решил взяться за книгу и посвятил её своему отцу. Его сбила машина на пешеходном переходе, для меня это был большой стресс. Я потом ещё на футбольном турнире ногу сломал, лежал в гипсе, дикая жара стояла, всю область накрыл смог – времени было полно. Пока работал над книгой, «Арсенал» возродился и заиграл во Второй лиге. Это было удивительное время: вся Тула бурлила футболом, мы рвали и метали, вообще не останавливались.

Я издал книгу в 2013-м за свой счёт, что-то занимал у друзей, потому что не хватало всей суммы – надо было найти около миллиона рублей. В вёрстке помог давний товарищ и хороший фотожурналист Андрей Лыженков. Я не сомневался, что книга получится качественной, было очень приятно читать отзывы: люди заказывали книгу, например, из Украины, Казахстана, также из Петербурга.


Евгений Овсянников с Томасом Брдаричем (участник Евро-2004 и Кубка конфедераций-2005 в составе сборной Германии) после товарищеского матча между «Арсеналом» и «Теннис-Боруссией» (2018-й)

Своей цели достиг, хотя тираж – пять тысяч экземпляров – реализовал не полностью до сих пор. Это достаточно много, а рычагов, чтобы продавать в магазинах, у меня не было, в Туле слабая книжная сеть. В итоге распространял по разным каналам: какие-то магазины принимали, ещё продавали на стадионе, я вручал лично как подарки, по почте заказывали. Будь на моём месте Игорь Рабинер, он, наверное, бы сказал, что ему удалось продать с прибылью – я же, скорее, просто окупил затраты.

«Всё делалось легко на радости от того, что в Туле снова есть футбол»

«Арсенал» предложил мне работу в 2012-м, когда я был ведущим новостей спорта на телеканале «ТВЦ-Тула» – сейчас это «Первый Тульский». Одним из инициаторов был генеральный директор клуба Максим Царёв. Я без сомнений согласился, ведь это здорово – быть ближе к команде, которая возродилась, помочь ей своим опытом, желанием. То, чего «Арсенал» добился в следующие годы, можно было предположить только в самых смелых фантазиях.

Когда я начал работать пресс-атташе, понимал, что нужно делать больше интересных материалов, интервью, репортажей. Но на мне ещё была административная работа, с которой раньше я не был знаком: приглашать коллег-журналистов на открытые тренировки, пресс-конференции. Однако всё делалось легко, потому что были огромное желание, энтузиазм от того, что в Туле снова есть футбол, что люди приходят на стадион, а мы ещё и результатами добавляем радости.

Плюс интересно заниматься социальной активностью – как и любой другой клуб, мы подружились с детскими домами, школами-интернатами. Нас везде встречают хорошо, сами футболисты от детей заряжаются. Например, уже четыре года дружим с русскоязычной школой в Анталье. Раньше на сборах ученики приезжали к нам на матчи, а мы проводили у них мастер-классы. В этой школе даже есть уголок «Арсенала» с нашей атрибутикой и моей книгой.

Поначалу я работал в пресс-службе один: и писал, и фотографировал. Потом пресс-служба росла вместе с клубом. Руководитель клубного телевидения Иван Алифанов приходил как студент-любитель, начинал делать небольшие сюжеты в 2012-м, когда «Арсенал» ещё играл во Второй лиге. Фотографии Максима Котенёва отмечают маститые коллеги. Алексей Честнов руководит департаментом по работе со СМИ, но у нас нет большого разграничения в работе. На мне больше журналистская, редакторская работа: предматчевые журналы, клубный сайт. Алексей больше занимается соцсетями, организационными моментами.

С руководством «Арсенала» у нас профессиональные и доверительные отношения, мы всегда можем выстроить диалог. С генеральным директором Дмитрием Балашовым я всегда на связи, а с президентом Гурамом Аджоевым по всем вопросам контактирует Алексей. Так мы и управляемся вчетвером – я, Алексей, Иван и Максим. В некоторых клубах состав пресс-службы больше, но там и бюджеты другие.

«Стараемся быть открытыми и общительными, закрытость – это несовременно»

Самые частые запросы от журналистов – интервью с игроками. Например, Евгений Луценко очень хорошо провёл прошлый сезон, много забивал и был востребован у прессы. Он и раньше был известен, а в Туле впервые получил вызов в сборную, но, как назло, травмировался. Даниил Лесовой тоже себя проявил, он интересный дриблёр. У нас с ним интервью выходило с заголовком «Мечтаю сыграть в сборной России». Мечта стала для него реальностью, он так быстро прогрессирует – могу только пожелать ему удачи в «Динамо» и в сборной.

Был повышенный интерес, когда в сборную приглашали Максима Беляева, когда Артём Дзюба перезапускал свою карьеру у нас в аренде. Во время пандемии был большой спрос на главного врача команды Александра Резепова, потому что он опытный специалист. Раньше Дмитрий Аленичев очень интересовал журналистов, для него работа в Туле – первый тренерский опыт, и он так хорошо себя показал. 

Мы всегда приветствуем такое общение. Мы же не секретное предприятие, мы клуб, который представляет город и регион на самом высоком уровне в российском футболе, старается дарить людям праздник и красивое зрелище. Быть закрытыми – это несовременно и неправильно. Стараемся быть открытыми и общительными. При этом игроки знают, что нельзя давать интервью без согласования с пресс-службой, и в соцсетях нужно соблюдать определённый кодекс. Если игрок дал интервью, не предупредив нас, мы проводим разъяснительную беседу.

Футболистам, как правило, есть что рассказать. Я каждый раз благодарю журналистов за их работу, когда они присылают материалы, потому что ты видишь, что человек готовился к этому интервью, к этому собеседнику, потом старался делать текст интересным. Мы, конечно, согласовываем материалы, футболистам предлагаем заранее прочитать текст.

Главное, чтобы не было двусмысленности, моментов, которые порочат честь клуба, несут негатив. Не должно быть политики, вещей, которые не имеют прямого отношения к футболу и могут быть расценены как провокация. Я не говорю, что каждое интервью нужно причесать, прилизать. Футболисты имеют право выражать своё мнение, если видят какие-то недостатки в нашем общественном устройстве, занимать гражданскую позицию, но в целом футбол должен нести радость.

«Понимаем: когда приезжают «Зенит», «Спартак», ЦСКА, всё будет интенсивно»

Я не всегда бываю на тренировках команды, тем более сейчас, в условиях пандемии. Приезжаю, только если нужно пообщаться с игроком или тренером. На гостевые игры раньше постоянно ездил с командой, а сейчас из-за коронавируса только иногда.

Один из памятных выездов – в Пермь в апреле 2015-го. Мы с фотографом пошли на набережную Камы, там есть композиция «Счастье не за горами». Вдруг я увидел: буква С валяется, она из фанеры примерно в человеческий рост. Я сказал: «Давай сделаем фотографию, вернём, так сказать, счастье Перми – может, завтра повезёт». Я поднял ту букву, поставил на место – сделали фотографию, дал её в твиттер. На следующий день мы выиграли у «Амкара» 1:0, пусть и где-то повезло. Вот так мы вернули счастье Перми, а ещё к себе повернули удачу.

В дни матчей или накануне больших игр нагрузка, конечно, возрастает. Чем выше статус матча, тем больше интерес у прессы. Мы понимаем: когда принимаем «Зенит», «Спартак», ЦСКА, всё будет интенсивно, насыщенно. На матч квалификации Лиги Европы с «Нефтчи» приехали 15 журналистов из Баку – такое ощущение, что были все, кто там пишет о футболе. Пресс-служба «Спартака» может прислать для аккредитации список из 15 человек: клубная пресс-служба, сообщества фанатов и другие. Мы всегда стараемся найти компромисс с нашей службой безопасности.

С волнением готовились к дебюту в РПЛ летом 2014-го. У нас очень хорошо продавались сезонные абонементы, работали в офисе даже в выходные, потому что болельщики выстраивались в очереди. Нам выпало проводить первые четыре игры дома, и мы с дизайнером Андреем Хабаровым поняли: предстоят бессонные ночи, потому что надо сделать четыре программки подряд.

К дебюту в Лиге Европы тоже готовились серьёзно: у нас стадион приводили в порядок, территорию стадиона облагораживали, журналистам из Баку вручили и тульские пряники, и книги. К нам ещё приехал Владислав Кадыров, бывший игрок «Арсенала» и сборной Азербайджана. Ему было приятно, что его в Туле не забыли. Всё было празднично, но результат нас не порадовал.

«С Аленичевым помогли пенсионеркам вынести кадку»

Аленичев запомнился тем, что хоть и добился в футболе многого, оставался простым в общении и без закидонов. Как-то в мае мы с ним навестили ветерана тульского футбола Евгения Фёдорова. Это был человек преклонного возраста, он с трудом поднимался, но очень хотел встретиться с Аленичевым: мы приехали к нему, посидели у кровати, поговорили.

Уходя, увидели на лестничной площадке двух пенсионерок, которые собирались везти вещи на дачу. Они по-простому обратились: «Ребята, поможете нам?» И Аленичев ответил: «Давайте». Нас внизу ещё ждал Дмитрий Ананко – мы ехали в Алексин на футбольный турнир среди любителей – и он, наверное, удивился, когда увидел такую картинку: мы с Аленичевым выносим из подъезда тяжеленную кадку.

Миодраг Божович – очень весёлый человек. Мне кажется, его особенно любили за то, как он шутил. Он мог шуткой разрядить обстановку, по-доброму поговорить с любым футболистом, создать нужный психологический фон. Однажды играли в Турции традиционный матч между сборной руководителей клуба и персоналом. Играли-играли, потом Божович приостановился отдышаться, наклонил голову и сказал: «Ох, Григалава устал!» Всем было смешно. У него юмор от природы, умеет быть лёгким в общении человеком.

«Перед ЧМ-2018 напутствовали Дзюбу всей семьёй и подарили ему монетку»

У нас играл словак Лукаш Тесак, он превосходно говорил на русском, рассказывал, что учил по песням, слушал в основном Шуфутинского и ДДТ. Роман Герус рассказывал, что воспитывает приёмного ребёнка, а на это способны люди большой души – о нём тоже осталась память как об очень хорошем, открытом человеке. Александр Филимонов, несмотря на возраст, держал высокий уровень и помог нам во втором дивизионе, в ФНЛ, в РПЛ. У него очень серьёзный подход, это чувствовалось, когда он руководил защитниками.

Когда выиграли в Саранске у «Мордовии» 1:0 и за тур до конца сезона обеспечили себе выход в РПЛ, Филимонов после игры зашёл в автобус, повернулся к ребятам и мощным голосом спросил: «Кто в Премьер-Лиге?». А ему все хором: «Мы в Премьер-Лиге!» И так три раза. Как-то в интервью он рассказал мне, что он «Преступление и наказание» Достоевского читал дважды, причём не в школе, а уже в старшем возрасте. Признался, что с первого раза не очень понял, а потом перечитывал, чтобы все детали осмыслить. Ещё знаю, что он читал большой труд Льва Гумилёва.

С Дзюбой в большом интервью мы обсуждали войны, сражения, он ещё говорил, что в его войске Божович был бы командиром. Можно представить, как Артём себя воображал воином с двуручным мечом. Мне кажется, он мог бы воплотить образ богатыря в кино. Он вообще постоянно шутит, заряжен на юмор. Всё происходит спонтанно, в зависимости от того, как складывается ситуация. Конкурентами у него в то время были Берхамов, Хагуш, они друг над другом шутили, но, думаю, Дзюба был номером один.

В сентябре 2016-го Дзюба приезжал в Тулу с «Зенитом», я с ним сфотографировался перед матчем, и мы проиграли 0:5. Эту фотографию кто-то в клубе повесил в старом офисе и шутливо подписал, мол это не наши люди, а друзья Дзюбы. Когда Артём приехал в аренду, я ему напомнил о фотографии, а он ответил с улыбкой: «Да я помню». С ним было очень легко найти общий язык.

Перед чемпионатом мира мы ему дали напутствие от всей семьи: я специально привёз своих сыновей на тренировку, вместе подарили памятную монетку с символикой чемпионата мира. Говорили: «Вот, Артём, эта монета будет приносить тебе удачу на чемпионате мира». И он пошёл забивать. Артём тогда был просто мощнейшей фигурой в медиа.

Ещё один весельчак – Эммануэль Фримпонг, но не знаю, насколько вообще футбол был важен для него. Как-то в Екатеринбурге он вышел в футболке с надписью «Денч» на спине – как оказалось, это его марка одежды. Мы потом боялись, как бы к нам не было никаких санкций. В интервью он говорил, что мог бы стать гангстером, если бы не футбол, потому что вырос в каком-то криминальном районе Лондона, и футбол его спас от проблем с законом. В конце 2016-го мы приехали в Самару на матч с «Крыльями», на предматчевой тренировке брали интервью у кого-то из игроков, и вдруг Фримпонг встал за спиной интервьюируемого и стал прыгать, строить рожки. Я выложил эту фотографию в твиттер, и у неё была куча репостов, потому что у Фримпонга очень много подписчиков. В общем мне показалось, что он был несерьёзным, и футбол для него – просто развлечение.

«Хочется ещё раз попасть в Лигу Европы»

Для меня работа в клубе – награда за то, что я столько лет работаю в футболе и нахожусь с командой, что старался интересно рассказывать об «Арсенале» в газетах, на радио и телевидении. Благодаря работе я увидел буквально всю Россию – от Калининграда до Дальнего Востока, со столькими интересными людьми общался. Получаю большое удовольствие от того, что «Арсенал» играет в РПЛ вот уже шесть лет, и команда здесь явно не худшая.

Меня переполняет счастье, когда мы собираем аншлаги – особенно в хорошую погоду – когда вижу, что приходят семьями, когда люди идут с атрибутикой, а гостевые болельщики приезжают, спрашивают билетики. Это значит, что мы не зря работаем. Не очень приятно, что сейчас на трибунах не так много людей, а когда движуха и ажиотаж, работа – как праздник. Это же большая удача, когда работа не просто занимает твоё время в будни, а ещё приносит моральное удовлетворение и радость.

Из особых матчей вспоминается, когда в ФНЛ по 15 тысяч зрителей приходило на «Шинник», хабаровский СКА, «Нефтехимик». Конечно, выделю наш дебютный матч в РПЛ с «Зенитом»: против нас вышло полсостава участников недавнего чемпионата мира в Бразилии. Мы проиграли 0:4, но все понимали, что для многих ребят в «Арсенале» это был звёздный час: до этого они были игроками второй, первой лиги, а теперь вышли в РПЛ.

Памятна и наша победа над «Зенитом» в Кубке в октябре 2014-го, когда мы по ходу матча в Петербурге 0:2 горели. Я сидел в ложе прессы, уже смеркалось, зенитовские болельщики зажгли на телефонах фонарики – всё было очень спокойно, уже предчувствовали победу «Зенита», и тут «Арсенал» сотворил невероятное: Калешин и Смирнов сделали счёт 2:2, а Малоян в дополнительное время забил победный. Тут уже я не выдержал, прям вскочил и махал руками. Кто-то из петербургских коллег мне даже по-доброму поаплодировал, потому что понимал, какая радость для нас – сотворить такую победу.

Причём мы ехали на тот матч поездом, потому что были финансовые проблемы. Мне даже звонили с «Чемпионата» и спрашивали, как мы, а я говорил: «Поедем на поезде, будем свежие как огурчики, приедем в день матча». У читателей были смешные комментарии в духе: «Какие они там огурчики».

Я бы хотел, чтобы у нас появился новый стадион – может, тысяч на 20, потому что сейчас в Туле самая старая арена в лиге, построенная в 1959-м. Наша Академия растёт, в ноябре открывали там стадион – хочется верить, что тульский футбол прочно стоит на ногах. Хочется ещё раз попасть в Лигу Европы. Мы так долго двигались к этой цели и так быстро всё закончилось, что в полной мере даже не смогли ощутить весь этот кайф».

Фото: «Арсенал»; личный архив Евгения Овсянникова


Новости по теме:

news

30.12.2020

«Важно показать подписчику, что соцсети ведёт не бездушная машина». Он креативил в «Рубине» и теперь ярко ведёт аккаунты «Локо»

Начальник SMM-отдела «Локомотива» Тимур Байрамов объясняет, что можно и нельзя делать в социальных сетях футбольного клуба

news

12.11.2020

«С игроками всегда можно поболтать, они разные и интересные». Как массажист «Урала» нашёл себя после КФК и мини-футбола

Массажист «Урала» Константин Пермяков – о карьере футболиста, выгоде частной практики и важности массажа для игроков


Медиа:


Последние новости:

Обратная связь

Вы можете обратиться в РПЛ с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание). Также вы можете сообщить имеющиеся у вас сведения о "договорных" матчах.

Отправить

Обратная связь

Вы можете обратиться в компанию Sportradar с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание).

Отправить