10.09.2012

20120910

Годы и люди. ВРАТАРИ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Версия для печати

Шестое августа. Горестная весть: скончался Борис Разинский. Беру с книжной полки два номера журнала «Футбольная правда», который мы вместе с Олегом Винокуровым выпускали в течение двух лет, «ФП» покамест так и осталась единственным в истории мировой спортивной журналистики «толстым журналом» о футболе. Ознакомившись с первым номером, вышедшим в марте 2003 года, Борис Давидович Разинский зашел к нам в редакцию именно с этими словами: «Вы, друзья, войдете в историю, ведь такого издания о футболе никогда нигде не было и вряд ли появится».

И вот мы сидим вчетвером на нашей скромной кухоньке за красиво накрытым чайным столом. Четверо это: наш уважаемый гость, мы с Олегом и молодой тогда журналист Игорь Швейцер. Среди сотен, а, может, тысяч интервью, которые мне довелось брать, та беседа осталась в памяти как едва ли не самая удивительная и замечательная. Но начался разговор с того, что Борис Давидович показал нам цветную фотографию, которую мы тут же внесли в компьютер и успели вставить во второй номер журнала. Снимок этот был сделан в Южной Корее, примерно за два года до нашей встречи в редакции, когда Разинский работал с вратарями сборной страны, готовя их к чемпионату мира 2002 года. Он часто сопровождал свои объяснения и советы демонстрацией собственного мастерства. На фото и запечатлен бросок-полет, в котором он одной рукой достает мяч, летящий в верхний угол, а совершил этот бросок человек, которому на тот момент было уже 68 лет.

Поскольку в беседе с прекрасным мастером участвовали журналисты трех поколений, то за чаем и шел свободный разговор, в котором мы перескакивали с темы на тему. Меня, например, интересовали его воспоминания о матчах 1955 года, которые я, шестнадцатилетний болельщик, смотрел на стадионе «Динамо». Ворота нашей сборной, встречавшейся тогда с командами Франции (2:2) и Дании (5:1), защищал Борис Разинский. А Олег больше всего расспрашивал нашего гостя о вратарях того времени, о его учителях, предшественниках и современниках. Игорь же хотел как можно больше узнать о том, как оценивает Борис Давидович наших вратарей недавнего прошлого и нынешних. Потому-то и приходилось нашему гостю говорить то об одном времени, то о другом, а уж затем Игорь потратил немало дней, чтобы выстроить интервью логично и по темам. Оно получилось большим, как и должно быть в «толстом журнале», и полностью соответствующим заголовку – «Вратари: вчера, сегодня, завтра» («Футбольная правда», № 5, июль, 2003 год).

Отдавая долг памяти заслуженному мастеру спорта, олимпийскому чемпиону Борису Давидовичу РАЗИНСКОМУ, приведу некоторые его оценки, размышления и соображения, те, что, на мой взгляд, в наибольшей степени характеризуют его как мастера и человека. В некоторых случаях буду для лучшего понимания давать и вопросы, на которые он отвечал. Однако читатели не должны забывать, что разговор наш состоялся в марте 2003 года, а записал его Игорь Швейцер.

– Нередко приходилось слышать о легендарной советской вратарской школе. Существовала ли она на самом деле, и если «да», то кого можно считать ее основоположниками?

– Я убежден, что она существовала. А создавалась с самых первых наших вратарей – Николая Соколова и его современников. Те же, кто появились следом, старательно копировали предшественников. Они подражали этим людям, учились на их игре, на их технике, и получалось, что вырастали такие же мастера. Некоторые даже превосходили своих учителей за счет индивидуальных данных. Преемственность поколений в советском вратарском искусстве существовала в течение не одного десятка лет. И в чем я согласен с Владимиром Маслаченко, так это в том, что наша (советская) вратарская школа закончилась на Ринате Дасаеве. Почему? В 50-е годы играли несколько классных вратарей, и даже у выдающегося Льва Ивановича Яшина имелись около десятка конкурентов, которые могли заменить его в случае необходимости. А уже когда играл Дасаев, равноценных конкурентов у него, по сути, не было. Правда, если говорить о школе, отмечу, что у Рината сложилась несколько иная манера игры. Очевидно, под впечатлением от обилия встреч, проведенных на международном уровне. Потом стали подражать Дасаеву. И после его ухода уровень вратарского мастерства в нашей стране чуть-чуть упал. Потом подражали его подражателям. В результате мы пришли к тому, что сейчас уровень вратарей на порядок ниже, чем уровень представителей советской вратарской школы в 50-70-е годы.

– Анатолия Акимова я видел, когда его карьера уже заканчивалась, последние матчи. А вот от игры вратарей конца 40-х – начала 50-х Владимира Никанорова, Алексея Хомича, Вальтера Саная у меня осталось куда больше впечатлений.

– Кумиров у меня не было, но глядя на этих вратарей, на их технику, я формировал собственную манеру игры, помножив увиденное на физические данные, которые у меня были от природы. Помогло и то, что я занимался разными видами спорта. Это все повлияло на мою манеру. Потом, когда я попал в армейскую команду, там, конечно, Владимир Николаевич Никаноров, основной вратарь знаменитой «команды лейтенантов», и его дублер Виктор Чанов, отец братьев-вратарей, стали моими учителями.

– Кого бы вы выделили из вратарей своего поколения в качестве классного мастера? И вообще, что есть понятие класса для голкипера?

– Мне сложно ответить на первый вопрос. Как минимум десяток бы я назвал. Если же попытаться персонифицировать, то начнем с «Динамо» – Яшин, Беляев. Можно вспомнить и тех, кто играл до них, – Хомич, Саная. Оба классными вратарями были. Пойдем дальше: «Зенит» – Леонид Иванов, ЦСКА – Никаноров, Чанов, «Торпедо» – Акимов, в «Спартаке» был Чернышев. Это все вратари примерно одного уровня, и я не могу сказать, что, допустим, Чернышев был на две головы ниже Хомича. Нет, просто манера игры несколько отличалась. В тбилисском «Динамо» играл Михаил Пираев (он больше матчей провел в ВВС, тбилисском и московском «Спартаке». – Прим. В.В.), потом Владимир Маргания – они тоже были среди лучших. И вообще из того поколения, что выступало сразу после войны, сложно кого-то выделить – по меньшей мере человек десять, которые относились к нашей школе, в техническом отношении, в тактическом были сильнее, чем современные наши вратари.

– Манера игры! Прежде всего, это техника ловли, приема мяча. И координированность. Мы, предположим, ловя мяч, координировали положение корпуса, центра тяжести и так далее. А вот у зарубежных вратарей, за ре-е-дким исключением, может быть, не считая Грошича, координация движений при приеме мяча, при падении, при бросках – все это было другое. Их приемы были не столь отточенными. Даже не знаю, как это объяснить. Ведь разницы, в принципе, нет – поймать мяч так или эдак. Но бывает, что поймал – и это с эстетической точки зрения хорошо, красиво, эффектно, а бывает…. У наших вратарей техника была более отшлифованной, не такой угловатой, не такой корявой, более уверенной, если можно так сказать. Недаром же Хомича тигром в Англии прозвали! Кошачьи броски, пластика…. Если сравнивать вратарское искусство, предположим, с другими профессиями, то можно провести такую параллель. Бывает мастерство отточенное, бывает – грубее, и изделия у второго мастера получаются более топорными. Вот вам и разница. Ну, а о прыгучести, о бросках наших вратарей – так это отдельная тема. Я уже лет десять не вижу ни одного мяча, который бы наши вратари взяли в той манере, в которой брали те же Хомич, Банников, Лев Иванович Яшин….

– Вот вам опять же пример Хомича. Я смотрел хронику тех матчей (в Великобритании). Нельзя сказать, что он там исключительно надежно выступил, все-таки девять мячей пропущено, есть среди них и так называемые вратарские. Правда, это сейчас так кажется, с высоты прожитых лет. Зато некоторые мячи он взял так, что искушенные в футболе англичане были просто очарованы. До тех пор они не видели ничего подобного, даже не представляли, что так можно поймать мяч, что есть такая школа! А мы в ней, так сказать, варились, у нас это все было перед глазами. И работали.

– Я бы не сказал, что существовала какая-то теоретическая база. И мы совершали много ошибок. Вот если бы сейчас к тем ногам и рукам эту голову, которая все реально оценивает, – тогда бы можно было….

– Давайте от нюансов техники перейдем к персоналиям. Льва Ивановича Яшина все в один голос называет великим, он стал легендой. Чем этот феномен можно объяснить, что его выделило из плеяды великих вратарей, какая-то особая техника?

– Выделило его то, что он одним из первых стал смело играть на выходах, нередко покидая площадь ворот и прерывая, таким образом, навесные передачи. До него вратари действовали преимущественно на линии ворот. Это сразу принесло ему признание. А мы, остальные, стали ему подражать, осознав, что он – пример для нас. И, что даже не обсуждается, прекраснейший был человек. Просто великий!

– Как профессионал, как мастер своего дела, он был вратарь высокого класса. Но вратарей такого класса в его время было еще несколько, человек пять-шесть точно. Тот же Владимир Беляев, который в «Динамо» в запасе сидел, так его из дубля – из дубля! – в сборную брали. Тот же Валентин Ивакин, который у меня в ЦСКА был дублером, как только в «Спартак» ушел, сразу там стал первым. Валентина Гавриловича даже хотели в Мельбурн брать третьим вратарем – из дубля ЦСКА! Да и в других командах имелись мастера: Олег Макаров в Киеве, например…. Словом, были у нас вратари класса Яшина. Но, если вы обратите внимание, в эпоху Яшина вообще на первом месте никто, кроме него, не был. Не помню точно, в течение скольких лет.

– Поколение, пришедшее на смену нашему? Оно было не хуже нас, а, может быть, в чем-то и лучше. Те же Банников, Рудаков, Кавазашвили, Маслаченко, Пшеничников – все были достойны места в сборной.

– Перенесемся в эпоху Рината Дасаева. При всех достоинствах этого голкипера он не был исключительным. Было немало хороших вратарей. В чем же «секрет» Дасаева?

– Его феномен был в том, что на него начали делать ставку, и команда неплохо выступала, когда Ринат защищал ее ворота. А раз команда побеждает, зачем менять вратаря? Надо понимать психологию тренера, его ответственность за результат. Экспериментировать, тем более в ответственных матчах, официальных, когда особенно необходим вратарю опыт, – большой риск. Одно дело, если вратарь уже успел повариться в этом соку, ощутить гул «стотысячника», другое – когда он дебютирует в сборной в такой ситуации. Конечно, были и другие достойные, не только Ринат. Но такой конкуренции, как у Яшина, у него не было.

– Не надо понимать буквально, что на Дасаеве закончилась советская вратарская школа. Нет резкой границы. Ухудшились техника, координация движений у вратарей наших. Дасаев был достоин тех, кому пришел на смену. Играл за «Спартак» и за сборную. Это уже говорит о его уровне. Другое дело, что, с моей точки зрения, у него уже была другая техника, не такая, как у нас, а своя. Иногда мне нравилось, как он действует, иногда – не очень. Профессионал смотрит на все несколько иначе, чем обычный зритель, оценивает не столько результат, сколько составляющие: технику, исполнение отдельных приемов, природу ошибки.

– Харин, Черчесов? Мастера они невыдающиеся. Харин своими физическими качествами несколько выделялся, классом был немного повыше Черчесова, на мой взгляд. С задатками Дмитрия можно было вырасти в мастера более высокого уровня. Но, в общем, оба они – крепкие ремесленники.

– Ринат играл стабильнее. Чанов (Виктор) импульсивен, мог ошибку допустить, а в официальных матчах тренеру это ни к чему. Тренеру лучше поставить вратаря проверенного – к нему меньше претензий в случае неудачи будет, даже если вратарь ошибется.

– Во времена Дасаева я нечасто видел его конкурентов в чемпионате страны, а в сборной видел лишь Дасаева. У меня был тогда особый период в жизни: я остался без дела, в такси работал, не до футбола было, честно говоря, больше думал о том, как прожить. А вот уже в 1990 году я был на первенстве мира, когда ворота сборной СССР защищал Уваров…. Ну, и что? Уваров и Дасаев – одного класса вратари.

– Какие же действия могут вывести отечественное вратарское искусство из того кризиса, в котором оно сейчас находится?    

– Я уже давно об этом всем говорю. По-моему, в Российском футбольном союзе должен работать тренер, который будет отвечать за вратарей. В РФС сейчас есть отдел сборных команд. Он включает в себя тренеров юношеских команд, администраторов и так далее…. Вот там он и должен работать. Я даже расписал круг его обязанностей, подразумевая, что этим человеком стану сам….

                       х                    х                   х

 

То, что вы сейчас прочитали, лишь совсем небольшая часть долгого разговора с Борисом Давидовичем РАЗИНСКИМ. Еще раз напомню, что беседа шла в 2003 году. С тех пор ситуация с вратарями в нашем футболе значительно улучшилась. Однако все-таки не настолько, чтобы беспокойство выдающегося мастера вообще утратило смысл, о чем, кстати, говорит то, что даже в некоторых наших клубах высшего дивизиона ворота защищают не россияне, а иностранцы. Но сегодня речь не о проблемах нашего футбола как таковых, а только о том, что человека, отдавшего ему всю жизнь, беспокоили его беды и трудности наверняка до последнего вздоха. Верю, что и все мы  будем помнить покидающих нас ветеранов до наших последних дней.  

 

          Валерий ВИНОКУРОВ






Медиа:


Последние новости:

news

13.12.2019

Сборная первой части сезона

Dream team прошедших 19-и туров РПЛ по версии статистического агентства InStat

Обратная связь

Вы можете обратиться в РФПЛ с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание). Также вы можете сообщить имеющиеся у вас сведения о "договорных" матчах.

Прежде чем задать вопрос, рекомендуем Вам ознакомиться с рубрикой «Вопрос-ответ» – может быть, Вы найдете ответ на интересующую вас тему.

Отправить

Обратная связь

Вы можете обратиться в компанию Sportradar с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание).

Прежде чем задать вопрос, рекомендуем Вам ознакомиться с рубрикой «Вопрос-ответ» – может быть, Вы найдете ответ на интересующую вас тему.

Отправить