19.06.2012

20120619

В.Винокуров: ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ, или БАЗОВЫЙ ПРИНЦИП

Версия для печати

Было время, когда методы формирования и комплектования сборной страны обсуждались открыто и широко, а главное – публично. Причем зачинателями дискуссий выступали сами тренеры сборной. Читатели легко убедятся в этом, открыв рубрику «Годы и люди» и найдя в сериале «Командиры» соображения Александра Пономарева, Евгения Горянского, Константина Бескова на эту тему. Чаще всего речь шла о так называемом блочном принципе, когда в сборную приглашали целиком звенья или даже линии из одного клуба. Базовый же принцип обсуждали гораздо реже, ибо казалось, что тут и обсуждать-то нечего: ведь сборную составляли в большинстве своем игроки одной команды. Однако Михаил Якушин, например, осторожно, чтобы не обидеть коллег, о базовом принципе высказывался довольно-таки сдержанно, чтоб не сказать – критически.

 

Суть его сомнений в целесообразности использования этого метода заключалась, во-первых, в том, что сборная превращалась фактически в чуть-чуть усиленный клуб и, следовательно, не превосходила его настолько, насколько должна сборная страны быть сильнее любой клубной команды. Во-вторых, считал Якушин, сборная на базе одного клуба ничем не сможет удивить соперников – с ее стилем, манерой, даже основами тактических построений все будут знакомы, поскольку множество раз видели этот сильнейший клуб страны в деле. Ну, а в-третьих, и об этом великий тренер говорил, образно говоря, шепотом, ратующие за базовый принцип тренеры сами себя ограничивают в творческом отношении или, хуже того, не надеются на собственный творческий потенциал.

 

У нашей сборной, в тех случаях, когда использовался базовый метод ее формирования и комплектования, было, по-моему, всего лишь два заметных достижения: победа на Олимпиаде-56 и финал ЧЕ-88. А вот неудач, подтверждающих практикой сомнения Якушина, можно насчитать значительно больше. Лишь один сезон 1976 года, о котором я недавно упоминал в очерке «Морская душа вратаря» (та же рубрика «Годы и люди»), мог при серьезном анализе вообще раз и навсегда вывести из употребления базовый принцип создания сборной страны. Но этого, как вы понимаете, не произошло, и после ряда неудач все же пришел успех (в уже упомянутом 1988-м), вслед за которым очередных неудач тоже хватало.

 

Обо всем этом пришлось вспоминать и размышлять, наблюдая за матчами сборной России во Вроцлаве и Варшаве. Хотя никого из футболистов, вошедших в стартовый состав, нельзя было счесть неожиданно в него попавшим, все же признаюсь, что никак не ожидал увидеть сразу семерых зенитовцев и четырех армейцев (если считать Жиркова пока еще больше армейцем, нежели махачкалинцем). Очевидно, до начала турнира ваш покорный слуга не учел возможного использования базового метода нашим голландским тренером. А ведь можно было догадаться, так как еще сравнительно недавно он возглавлял «Зенит». Поскольку повинную голову меч не сечет, на мое, судя по всему, не слишком внимательное отношение к его работе в последнее время повлияла личная обида. Дело в том, что Дик Адвокаат незадолго до отъезда заявил, что – цитирую по памяти – только те, кто уверен в успехе сборной России на чемпионате Европы, разбираются в футболе. Поскольку в ее успех я абсолютно не верил, ибо не видел в ее исполнении сколько-нибудь серьезно поставленной атакующей игры, мне стало очень обидно, что попал в «не разбирающиеся в футболе». Вообще-то говоря, какое отношение к пониманию игры имеют прогнозы?! Но это я сейчас так спокойно рассуждаю, а тогда, повторяю, обиделся. И, видимо, поэтому не уловил, что он собирается использовать базовый принцип.

 

Давайте вместе попробуем оценить это решение, пользуясь краткой методологией Якушина. Сильнее ли выглядела сборная, чем «Зенит» с Данни, Ломбертсом и Кришито, к примеру? Появилось ли в ее игре нечто новое, по сравнению с тем, что показывал в своих лучших матчах «Зенит»? И, наконец, что привнес в игру сборной Адвокаат, по сравнению с тем, что демонстрировали в последние сезоны зенитовцы под руководством Спаллетти? Никому не буду навязывать ответы, пусть каждый читатель решит сам для себя.

 

Двигаясь по турнирным ступенькам от Вроцлава к Варшаве, замечу, что крупная победа над командой Чехии, по моему убеждению, была совершенно необоснованно переоценена нашими футболистами. Иначе говоря, причину успеха они увидели в своей хорошей игре, а не в откровенно слабых действиях чехов в обороне. А ведь хорошими у нашей команды были только контратаки. Вы заметили еще что-то ценное? Кроме, понятное дело, уверенной игры Малафеева.

 

А вот подтверждение «необоснованной переоценки» мы получили после второго матча – со сборной Польши. Напомню, что в нем наши футболисты нанесли девять ударов по воротам соперников, из которых три пришлись в створ. Поляки же вдвое чаще били по воротам и в три раза больше их ударов, чем у россиян, пришлись в створ ворот. Но после матча – к вопросу о переоценке собственных сил и возможностей – Широков сообщил «интернетному миру», что в первом тайме россияне уже вели бы с преимуществом в три гола, если бы матч, к примеру, игрался во Франции. Как это понять? Откуда бы взялись три гола? Польские болельщики, что ли, помешали их забить? А что тогда сказать о матче с командой Греции, когда российских болельщиков было в разы больше, чем греческих?

 

Пристально наблюдая за поведением наших футболистов на поле и в быту, пришел я к выводу, что они совершенно искренне считают себя большими мастерами. Мне кажется, что они просто-таки убеждены в этом. Ну, в конце концов, право каждого человека так или иначе себя оценивать. Было, правда, у них множество поводов хотя бы чуть-чуть сбавить в самооценке, например, тогда, когда приходилось возвращаться домой из сильнейших европейских клубов, или когда на ранней стадии завершались выступления их команд в европейских турнирах, или, наконец, когда огорчала всех, и их самих в том числе, сборная страны. Увы, нет. Оценки сами себе они не снижали, да и теперь, конечно, не снизят.

 

Вернусь, однако, к тренерской теме. И поговорю теперь о первом варианте заголовка – об основном инстинкте. Снова начну с истории и прибегну к «помощи» другого замечательного тренера – Виктора Маслова. Когда в Кубке европейских чемпионов (1967/1968) киевское «Динамо», пройдя «Селтик», выбыло из турнира, уступив польскому «Гурнику», Маслова резко критиковали за тактическую, якобы, ошибку. Он, мол, не догадался персональных опекунов приставить к Любаньскому и Шолтысику, лучшим игрокам «Гурника», которые, собственно, и обеспечили его успех.

 

Спустя несколько лет я поинтересовался у Маслова, что он теперь думает о том матче, согласен ли с критикой. Существо его соображений могу изложить лишь по памяти, диктофонов тогда у нас не было, а беседа была свободной, не под запись в блокнот. Прежде всего, запомнилось, что он назвал инстинкт самосохранения самой большой помехой для тренера в работе и признал, что всю жизнь с этим чувством боролся. Киевляне пользовались зонным методом игры в обороне, и если бы тренер из опасения проиграть вдруг в этом конкретном матче изменил своим принципам, он надолго бы подорвал веру игроков в творчески обоснованный им же метод. И еще хуже было бы, если и персональная опека не помогла бы, а это вполне реальный вариант – польские мастера и при ином тактическом варианте могли победить. Так или иначе, Маслов было доволен тем, что не позволил «основному инстинкту» взять над собой верх, и просто сказал, что «труса не праздновал».

 

рос-полНе знаю уж, какими соображениями руководствовался бывший теперь уже тренер нашей сборной, но она явно готовилась к игре от обороны. С чехами сработало, с поляками дало осечку, с греками…. Тут-то и выяснилось, что атакующих тактических вариантов, позволяющих бороться с эшелонированной обороной, в арсенале сборной нет. А, например, у сборной Германии есть. Она ведь тоже построена по базовому принципу, однако ее тренер, используя семерых игроков «Баварии» в основном составе, атаку сумел усилить – и численно, и тактически.

 

Заметьте, что лишь в последние двадцать минут матча с греками сборная России играла с двумя форвардами (Павлюченко и Погребняком), хотя, судя по всему, к такой игре оказалась тактически не готовой. Значит, когда надо во что бы то ни стало забить гол, тренер численно усиливает атаку. А почему с самого начала матча его команда играет без двоих выдвинутых вперед форвардов? Выходит, забивать не спешит, ждет, пока пропустит? Согласен, что любые тактические варианты хороши, когда они приносят успех в атаке. Но тогда и отрабатывать надо те или иные. Иначе же вы выглядите беспринципными людьми, поддающимися основному инстинкту. Впрочем, вообще мне кажется, что «летучий голландец» (он, кстати, сразу из Польши в Голландию и улетел) мало что изменил в игре сборной, сменив в ней своего соотечественника (того ведь тоже называли «летучим», так часто он прилетал и улетал).

 

Закончу грустной картинкой со стадиона. Мы ждали, что наши футболисты хотя бы подбегут к трибунам, поблагодарят за поддержку и извинятся перед болельщиками. Как, собственно, и поступали все команды, покидающие турнир. Но нет, они сразу поспешили скрыться в подтрибунном помещении. Впрочем, это не имеет отношения к игре. А, может быть, все-таки имеет?  

 






Медиа:


Последние новости:

news

16.11.2019

Россия уступила Бельгии

Россия 1:4 Бельгия

Обратная связь

Вы можете обратиться в РФПЛ с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание). Также вы можете сообщить имеющиеся у вас сведения о "договорных" матчах.

Прежде чем задать вопрос, рекомендуем Вам ознакомиться с рубрикой «Вопрос-ответ» – может быть, Вы найдете ответ на интересующую вас тему.

Отправить

Обратная связь

Вы можете обратиться в компанию Sportradar с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание).

Прежде чем задать вопрос, рекомендуем Вам ознакомиться с рубрикой «Вопрос-ответ» – может быть, Вы найдете ответ на интересующую вас тему.

Отправить