16.10.2020

20201016

Юрий Матвеев: «Постараемся сделать из «Урала» хорошую самобытную команду»

Версия для печати

Юрий Матвеев провёл в родном «Урале» большую часть игровой карьеры – например, в 1992-м в составе уральцев стал лучшим бомбардиром первого чемпионата России и сыграл в дебютном матче российской сборной. Из Екатеринбурга он уезжал в «Зенит», «Торпедо», ЦСКА и турецкий «Анкарагюджю», но неоднократно возвращался.

С 2008-го экс-игрок уральцев работает тренером в системе клуба – был помощником и главным не только в дубле, но и в главной команде. В июле Матвеев после двух лет самостоятельной работы в «Урале-2» вернулся в основу и был утверждён главным тренером.

«Всегда стараюсь быть открытым для игроков»

– Вы в «Урале» неоднократно были исполняющим обязанности главного тренера основы, но последние два сезона тренировали дубль. С какими эмоциями в июле возвращались в главную команду?
– Это произошло достаточно буднично и спокойно, хотя и неожиданно. Какого-то особого восторга или бурной радости не испытывал – всё произошло в рабочем порядке.

– Когда в «Урал» пришёл Дмитрий Парфёнов, почему вы перешли на работу во вторую команду, а не работали в его штабе, как при предыдущих тренерах?
– Это было решение руководства клуба: президент «Урала» Григорий Иванов решил, что мне надо самостоятельно поработать и предложил возглавить «Урал-2». Все поддержали его инициативу, а к Дмитрию Владимировичу никаких вопросов и претензий не было.

– Когда вы принимали команду, она только вылетела из Олимп-Кубка России, остановилась в шаге от домашнего финала. Были ли игроки подавленными из-за этого?
– Да, думаю, на тот момент психологическое состояние было не очень хорошим. До этого ещё проиграли в чемпионате «Арсеналу», но поражение от «Химок» в полуфинале получилось болезненным. Все надеялись, что финал Кубка в Екатеринбурге пройдёт с участием нашей команды, поэтому вылет был весьма грустным моментом в истории клуба.

– Как выводили игроков из этого состояния?
– Постоянно разговаривал, пытался создать какую-то рабочую атмосферу, потому что у нас оставалась ещё игра с «Локомотивом», и надо было двигаться дальше. Я сказал, что жизнь на поражении не заканчивается – это такая же часть футбола, как и победы, и кто быстрее забывает о неудаче и начинает готовиться к следующей игре, тот добьётся успеха.

– По вашим наблюдениям футболисты быстро отошли?
– Матч с «Локомотивом» складывался хорошо, кроме итогового счёта. По отношению ребят к делу вообще никаких вопросов не возникало.

– Как быстро вы поняли, что и дальше останетесь работать с основой?
– Руководство просто поддержало меня и сказало работать дальше, а там будут следить. Может быть, у них был какой-то этап, что они искали других кандидатов, но мне об этом никто не говорили. Я работал как обычно.

– Вы вспоминали, что предсезонка осложнялась коротким перерывом и большими изменениями в составе: например, ушли Бумаль, Погребняк. Что помогло справиться?
– Сложности всё ещё существуют, хочется чего-то большего и лучшего, а так их помогала преодолеть ежедневная работа. Трудности возникают в течение каждой игры, их надо анализировать и двигаться дальше – пытаться убрать плохие моменты и тренировать хорошие эпизоды.

– Владимир Рыков, говоря о вас, рассказывал, как в «Динамо» он вместе с рядом опытных игроков помогал освоиться Кириллу Новикову. Вы чувствовали помощь футболистов?
– Я всегда её ощущаю, стараюсь быть открытым для них, пытаюсь говорить правду, какой бы горькой она ни была. Тут должны быть взаимные симпатии.

– Чем нынешний состав «Урала» выделяется от предыдущих, с которыми вы работали?
– Сейчас прошло достаточно мало времени, чтобы делать какие-то выводы – всего десять матчей сыграли. Пусть пройдёт ещё какое-то время, чтобы потом поговорить об этом более конкретно. Пока наша игра находится на стадии становления, не всё так гладко получается: один матч можем провести достаточно ярко, а второй – провалить. Пришло достаточно много новичков, к каждому разные требования, поэтому надо всех подвести к общему знаменателю, и чем быстрее мы это сделаем, тем лучше.

«Отсутствие Бикфалви чувствуется, но команда не должна зависеть от одного человека»

– Какой матч «Урала» вы бы назвали ярким?
– Думаю, в нашем исполнении была неплохая игра против «Зенита». Боевыми получились матчи с «Локомотивом» и «Краснодаром». Можно занести в актив и первый тайм матча с «Химками», где мы доминировали. К сожалению, у нас не получается так играть на длинной дистанции, где-то не хватает стабильности – бывали провальные матчи.

– Например?
– Первый матч с «Динамо» не совсем получился, уступили в скорости сопернику. Когда играли с «Ахматом», мы были не готовы к такой плотной и сверхэмоциональной игре соперника.

– В Грозном ещё не было Эрика Бикфалви. Вы тогда сказали, что с ним и без него у «Урала» две разные команды.
– Эрик – наш лидер, и его отсутствие всегда чувствуется. Но вообще команда не должна зависеть от потери одного человека.

– Вы уже сказали о встречах с «Локомотивом», «Краснодаром» и «Зенитом» как о позитивных моментах старта сезона. Что помогало при минимуме моментов отбирать очки у лидеров?
– Думаю, хорошая командная игра в обороне, была запредельная самоотдача и помогла реализация моментов, которые создавали. Здесь всё вместе, но самое главное – огромное желание играть, бороться и побеждать. Мы понимали, что с этими командами сложно состязаться в открытом футболе, поэтому нужно было хорошо и организованно играть в обороне.

– В Екатеринбург ещё приезжал ЦСКА, но выиграл, причём забил два гола в меньшинстве. Смогли понять, как это случилось?
– Да, было разочарование от этого матча. Понятно, что ЦСКА – лидер нашего футбола, но когда они остались в меньшинстве, многие, наверное, подумали, что сейчас спокойно закончим все дела – за это и поплатились. Думаю, это психологический момент: выключились буквально на три минуты, перестали бороться, вести единоборства как нужно, и эта расслабленность привела к такому поражению.

– Когда «Урал» арендовал Илью Помазуна у ЦСКА, вы говорили, что для вас и он, и Ярослав Годзюр – два равноценных вратаря, но сейчас чаще играет Помазун. Как он добился такого прогресса?
– Во-первых, у него хорошая школа, к тому же устойчивая психика. Во-вторых, все ребята ему помогали. Илья – молодец, очень хорошо работает и качественно готовится к матчам – всё в сумме дало такой результат. Но я не сторонник кого-то выделять, работает вся команда: например, если нападающий не отрабатывает в обороне, защитникам приходится тяжело. Здесь все должны понимать, что в нынешнем футболе вся команда работает и в атаке, и в обороне.

– В чём проявляется эта устойчивая психика?
– Когда нервная система работает спокойно, уверенно, нет срывов, и к любой ситуации человек относится уравновешенно. Не скажу, что не без эмоций, но у вратарей так и должно быть, потому что у ворот возникает много стрессовых ситуаций, и когда человек очень хладнокровно решает эти моменты, это и есть устойчивая психика.

– Обсуждали его игру с тренерами ЦСКА после недавней встречи?
– Да, разговаривали на эти темы. Ещё когда мы приглашали Илью, общались с Сергеем Овчинниковым, выслушали его рекомендации, получили лестные характеристики. То же самое услышали и от Виктора Ганчаренко. Понятно, что Помазун сюда приехал играть, и наши интересы сошлись: Илья получил практику, а мы – хорошего вратаря.

«В Турции после одной неудачной игры болельщики окружили базу»

– В сентябре «Урал» праздновал 90-летие. Сильно ли в клубе акцентировали внимание на юбилее?
– Особых нагнетаний не было, всё прошло спокойно. Мы выходили на матч против «Зенита» в ретро-футболках, чувствовалось праздничное настроение, но такого перегиба, чтобы побеждать во что бы то ни стало, не было.

– Большая часть вашей футбольной жизни связана с «Уралом». Помните, как впервые оказались в «Уралмаше»?
– Тогда мне было 20 лет. Я вообще из Нижнего Тагила – небольшого металлургического города: там делал первые шаги в футболе, провёл четыре года в «Уральце» из второй лиги и оттуда меня отпустили в «Уралмаш» – главную команду нашей области. Каких-то эмоций или историй от этого не осталось, но наверняка было очень приятно, что меня, 20-летнего паренька, приглашали в команду для решения серьёзных задач.

– Вы неоднократно уезжали из Екатеринбурга, но трижды возвращались. Что вас всегда тянуло обратно?
– Так складывались обстоятельства, что меня всегда ждали и поддерживали. Здесь моя родина, мои родители, друзья. Я всегда с радостью возвращался.

– Например, вы говорили о переходе в «Зенит» в 1990-м: «Уезжая туда, был уверен, что это клуб топ-уровня, но на тот момент это была никому не нужная команда». Почему не задерживались в других клубах?
– В «Торпедо» я играл во время последнего чемпионата СССР: мы взяли бронзовые медали и сыграли в финале Кубка. Но тогда поменялось руководство, главный тренер Валентин Козьмич Иванов ушёл в отставку, и у меня появилось желание уехать домой – после смены тренера я не видел себя в команде. В «Анкарагюджю» я уезжал доигрывать сезон на правах аренды до конца мая, поэтому моё возвращение было неизбежно.

– В Турции не хотели остаться после аренды?
– Нет, очень хотелось вернуться домой, потому что жена была беременна вторым ребёнком. Поэтому торопился обратно, чтобы увидеть рождение замечательной дочки.

– В «Анкарагюджю» вас звал Валерий Непомнящий.
– К сожалению, мы недолго вместе работали: после нескольких туров Валерий Кузьмич был вынужден покинуть команду, и на его место пришёл местный специалист. Однако у нас с Непомнящим до сих пор великолепные отношения, всегда можем друг другу позвонить и хорошо пообщаться.

– Он недавно говорил, что контракт в Турции был ошибкой.
– Для меня это был замечательный опыт, шаг вперёд в развитии – поиграть за границей, узнать другой менталитет, другие нравы и порядки, посмотреть, что такое заграничный футбол.

– Что особенно удивило в Турции?
– В самом футболе – очень много индивидуальных действий: турецкие футболисты всегда шли в обводку, у них это всё в крови. Тогда очень удивило отношение болельщиков: полные трибуны, яростная поддержка, горячие и эмоциональные фанаты. Если проигрывали дома, могли закидать чуть ли не камнями, а если выигрывали, могли носить на руках до следующей игры. Как я говорил неоднократно, в Турции от любви до ненависти – один маленький шаг.

– Вас болельщики не закидывали?
– Помню, после какой-то неудачной игры болельщики окружили нашу базу – она находилась в 500-800 метрах от стадиона – и долго нас не выпускали, требовали ответа за наши не очень хорошие действия. После вмешательства полиции эту толпу удалось разогнать.

«Очень долго не мог есть корейские блюда»

– Вы с Непомнящим ещё пересекались в Южной Корее, пусть и находились в разных командах: сами играли в «Сувоне», Валерий Кузьмич тренировал «Пучхон». Он поспособствовал вашему переезду?
– Может быть, у него интересовались. Мы там всегда могли созвониться: всё-таки Валерий Кузьмич – опытный специалист, мудрый человек и никогда не отказывал в советах.

– Какой главный совет сразу вам дал по приезду в Корею?
– Если честно, не помню, но запомнилось, что у Южной Кореи своя культура. Советы были больше по местным традициям, обычаям, кухне.

– Вы вспоминали, что не сразу привыкли к корейской кухне.
– Да, очень долго не мог есть местные блюда, кухня – очень специфическая, острая, непривычная для русского человека. А когда привыкаешь, понимаешь, что она действительно одна из лучших в мире. Там очень много блюд растительного и белкового содержания, мясо готовят великолепно.

– С вами в «Сувоне» играл ещё один российский футболист Денис Лактионов, он вспоминал про вас: «Юра с женой и двумя дочками взял меня под крылышко третьим ребенком». Как вместе осваивались в новой стране?
– Когда я приехал, Денис уже находился в Корее где-то полгода, поэтому скорее он мне помогал осваиваться, рассказывал про местную кухню, обычаи, хотя я был старше Дениса. Но я также помогал ему, в чём мог, давал жизненные советы. Когда находишься за границей далеко от дома, всегда есть ностальгия, и мы очень много времени проводили вместе. Кстати, в этом году мы с ним виделись во время Кубка ФНЛ на Кипре, он приезжал туда с «Родиной». Мы очень тепло пообщались, поужинали, повспоминали те моменты, которые были 20 лет назад, как к ним относились.

– Какой самый памятный?
– Денис очень любил общаться и возиться с моими детьми, тогда они были совсем маленькими. Например, мы часто ездили в «Диснейленд», аквапарки, и он нам всегда составлял компанию. Мои дети его очень хорошо помнят, а когда я в этом году показывал Денису фотографии, он их не узнал, пришлось рассказывать. Он ещё сказал: «Время, конечно, меняется». Причём сам Денис практически не изменился: такой же подтянутый, стройный, улыбчивый, что и почти 20 лет назад.

– Вы говорили, что у вас никогда не было желания остаться надолго в Корее. Как у Дениса получилось там стать в этой стране своим?
– У него вся футбольная жизнь была впереди, поэтому и выбрал такой путь. Он удачно сложился: стал легендой клуба, добивался больших успехов в Азии. Денис – незаурядный футболист, такой сибирский самородок со своеобразной техникой: очень интересно играл, был молодым и дерзким. Очень интересно было наблюдать за его карьерой и развитием. У меня была другая история.

– Из «Сувона» вы не вернулись в Екатеринбург, а уехали в «Ростсельмаш». Почему?
– Тогда «Уралмаш» уже играл во второй лиге, а у меня ещё были силы и амбиции играть в высшем дивизионе. «Ростсельмаш» сделал предложение, и я его с удовольствием принял.

«Играть гораздо легче, чем руководить футболистами»

– Вы вернулись в «Урал» уже как тренер, но между окончанием игровой карьеры и стартом тренерской был перерыв в восемь лет. Чем вы занимались?
– Пытался заниматься небольшим бизнесом, но быстро понял, что это не моё, бизнесменом всё-таки надо родиться. Потом больше времени проводил с семьёй. Ещё играл на любительском уровне вроде первенства области. Я от футбола далеко не уходил, но большими делами не занимался.

– Григорий Иванов вам помог с возвращением в клуб. Чем он вас впечатлил при первом знакомстве?
– Я с ним ещё до этого был знаком достаточно давно. В 1990-е во время отпуска в Высшей лиге я в Екатеринбурге всегда приходил по выходным на матчи первенства города в формате «шесть на шесть», они проходили на снегу на маленьких площадках. Такие турниры регулярно проводятся, в них участвуют любительские команды разных предприятий, и чтобы поддерживать форму, я регулярно ходил на такие турниры. Там команда Григория Викторовича играла против моей, так мы и познакомились.

Когда приходил в «Урал» в 2008-м, просто спросил у Иванова, могу ли я поработать тренером. Он сходу ничего не обещал, просил перезвонить через пару недель. Время быстро прошло, и Григорий Викторович предложил поработать помощником во второй команде. Я закатал рукава и пошёл работать – даже не думал, получится ли у меня или это временное увлечение. Работа тренером – не такая же, как у игрока, это совсем другое. Было очень интересно перестроиться на новую волну и попробовать себя в этом деле.

– Пока вы были игроком, какие стереотипы о работе тренера у вас сформировались?
– Вообще тогда у меня не было огромного желания тренировать, хотя я всё анализировал, думал. Мне и сейчас эта работа кажется сложной, но тогда не догадывался, что после окончания карьеры стану тренером.

– В чём видите сложность?
– Когда ты игрок, отвечаешь больше за себя, а сейчас ответственность гораздо больше – тренер отвечает за всю команду. Конечно, бегать было гораздо легче, чем сейчас руководить футболистами, тренерским составом, персоналом.

– Долго привыкали к этой роли, ответственности?
– Всё проходило плавно: я год работал помощником, потом стал главным тренером в дубле «Урала». Переход получился спокойным, никто в полымя не бросал. Когда начинал работать во второй команде, у меня был такой опытный наставник, как Игорь Вадимович Кузнецов: он воспитал очень много ребят, со мной многим делился – это очень помогло.

– Вы уже отмечали, что сейчас общаетесь с Непомнящим. На старте тренерской карьеры он вам помогал?
– Я с ним советовался, например, по игрокам. Когда нам предлагали кандидатов, которые прошли через руки Кузьмича, я всегда звонил, спрашивал, что он может сказать по конкретному футболисту, и всегда получал от него чёткую характеристику.

«Футбол Тарханова сыграл свою роль в моих взглядах»

– Вы неоднократно пересекались с Александром Тархановым: играли у него в ЦСКА и помогали ему в «Урале».
– Да, Александр Фёдорович в 1996-м меня лично приглашал в ЦСКА, мы тогда плодотворно поработали. В «Урале» тоже достаточно много времени провели вместе, это был хороший период – при нём команда впервые вышла в финал Кубка России. Есть что вспомнить.

– Между вашим сотрудничеством в ЦСКА и «Урале» он сильно изменился?
– Когда я был игроком, тогда всё-таки были другие отношения – не такие, как во время работы в тренерском штабе. Не могу сказать, насколько он изменился по характеру, но мы точно стали друзьями, постоянно общаемся семьями.

– А с точки зрения футбольных взглядов?
– У него всегда было своё понимание футбола – что 10-20 лет назад, что сейчас. Понятно, что некоторые нюансы всегда корректируются, но база осталась прежней – его команды всегда играли в атакующий футбол, показывали хорошие взаимодействия на футбольном поле. Уверен, он от своего футбола не отошёл и не отойдёт.

– Вы наверняка знали, что Александр Фёдорович пережил рак.
– Да, у него он был достаточно давно, но я об этом раньше не слышал, только потом узнал из разговоров с ним. Он ещё в этом году переболел воспалением лёгких, тяжело переносил. Мы созванивались, конечно: я выражал слова поддержки, спрашивал, как помочь. Всё-таки мы находились на расстоянии: он был в Москве, я – в Екатеринбурге.

– Если взять все ваши тренерские контакты, кто из них больше всего повлиял на ваши взгляды?
– Я работал со многими специалистами и как футболист, и как тренер. У каждого пытался что-то почерпнуть. Тот же Александр Фёдорович сыграл свою роль: за его командами всегда интересно наблюдать. Когда смотрю их матчи, сразу узнаю почерк Тарханова.

– Чего мечтаете добиться с «Уралом» как главный тренер?
– Я понимаю, что футбол состоит из побед и поражений, но хотелось, чтобы ярких побед было больше, чтобы получилась хорошая и сбалансированная команда, которая играла бы в добротный футбол. Хочется добиться стабильности.

– Перед сезоном вы говорили: «Желательно, чтобы команда сделала скачок вперёд в плане игры и результата». В чём его уже удалось добиться за первую треть сезона?
– Мы стали более организованными при игре в обороне. У нас не хватает каких-то действий в атаке, их хотелось бы поправить в будущем. Хотелось бы, чтобы у нас были исполнители хорошего класса, как и много чего. Надеюсь, нам дадут время, и мы постараемся сделать хорошую самобытную команду, чтобы болельщики всегда заполняли стадион. Наша команда – одна в регионе, которая играет на таком высоком уровне. Хотелось бы, чтобы болельщик нас любил и поддерживал.

Фото: «Урал»


Новости по теме:

news

22.08.2020

«Илья взял у Акинфеева очень многое». Помазун уехал из ЦСКА и начал раскрываться в «Урале»

24-летний вратарь перед началом сезона отправился в Екатеринбург на правах аренды и за четыре тура стал одним из главных героев уральского клуба


Медиа:


Последние новости:

news

22.10.2020

Расписание 7-го тура Молодёжной лиги

22 октября тур откроют «Чертаново» и «Сочи», остальные игры состоятся 23 и 24 октября

news

21.10.2020

«Локомотив» сыграл вничью с «Зальцбургом» на групповом этапе Лиги чемпионов

У железнодорожников отличились Эдер и Виталий Лисакович

Обратная связь

Вы можете обратиться в РПЛ с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание). Также вы можете сообщить имеющиеся у вас сведения о "договорных" матчах.

Отправить

Обратная связь

Вы можете обратиться в компанию Sportradar с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание).

Отправить