10.06.2013

20130610

Годы и люди. САГА О ПЕНАЛЬТИ (Часть 1-я)

Версия для печати

Сорок пять лет назад то, с чем вам предстоит ознакомиться, было опубликовано в еженедельнике «Футбол» под заголовком «Дело техники и схватка характеров». Впоследствии под этим же заголовком публиковалось в двух, нет, даже трех книгах, причем последняя из них вышла в 1999 году – тоже достаточно давно. А решение вспомнить об этом, условно говоря, исследовании возникло во время завершавшегося чемпионата страны, в ходе которого о пенальти говорилось чаще и больше, нежели о чем-либо другом. Прямо-таки все уши натерли сетования тренеров по поводу назначенных или не назначенных пенальти, забитых или не забитых, на люди даже выносились какие-то внутренние мини-конфликты по определению пенальтистов в том или ином матче. Такое болезненное отношение тренеров к одному из элементов игры – явное свидетельство пренебрежения другими важнейшими составляющими футбола, такими, например, как серьезная организация атаки, ее построения и т.п., что всегда позволяет решать успех дела независимо от того или иного судейского решения.

 

Годы и людиНе менее удивительным казалось и то, что о пенальти с, так сказать, технической или психологической точки зрения никто практически не высказывался, отчего, между прочим, и реализация зачастую оставляла желать лучшего. К слову, за многие десятилетия существования этого правила о серьезном наказании провинившихся вносились в него небольшие изменения, даже относительно недавно, а вот техника нанесения удара или техника вратарская практически остаются неизменными. Два слова об изменениях. Тогда, когда велись беседы, которые предлагаю вашему вниманию, вратари не имели права пошевелиться до удара, а бьющие – хотя бы чуть притормозить в ходе разбега. Ныне же бьющие зачастую чуть ли не останавливаются перед ударом, вратари же могут размахивать руками и перемещаться в любую сторону по линии ворот. Со стороны незаметно, чтобы эти изменения в правилах что-либо существенно изменили, но допускаю, что у участников дуэлей есть свои суждения.

 

А тема для бесед о пенальти родилась за несколько лет до ее реализации и вот при каких обстоятельствах. В Мячикове (или Мячкове) московские торпедовцы на своей загородной базе закончили тренировку. Но уходить с поля не хочется. И Анзор Кавазашвили бросает вызов: «А ну, кто забьет четыре пенальти из пяти?». Первыми откликнулись молодые. Били по несколько серий, но четыре гола ни у кого не получалось. Кавазашвили был в настроении, подшучивал над бьющими, да они и сами друг другу старались помешать, что-то выкрикивали «под ногу», осмеивали за промах.

 

Но вот начал бить Валентин Иванов. Тоже с прибаутками, с шутками. Но как он при этом умел быть внутренне собранным! Легкой походкой приближается к мячу. Улыбается даже в момент удара. Но загадочной улыбкой. Забил пять, потом еще пять, потом еще. Тридцать пенальти подряд забил!

 

Потом мы втроем шли леском к даче. Оказывается, почти каждая тренировка у них так заканчивается. «Не всегда, конечно, у меня столь удачно получается, – говорил Иванов. – Ранние сумерки помогли: Анзору трудновато было. Да и напрыгался он за два часа…».

 

А уже на даче Кавазашвили сказал: «Умный игрок во всем проявляется, а при пенальти особенно. Иванов на силу бить не будет – только на хитрость. Я бы вообще на месте тренеров сообразительность нападающих проверял по пенальти. Заставить каждого пробить раз по двадцать. В игре-то, конечно, они бьют в свой любимый угол, а на тренировке приходится бить по-разному, иначе вратарь разгадает. Тут-то и проявляется, кто на что способен».

 

Пенальти в матче – один из самых запоминающихся эпизодов. Не только потому, что он часто влияет на конечный результат. Это момент игры со своеобразной эмоциональной окраской, только ему присущей. Отчаяние игроков оштрафованной команды и радость получивших право на удар, психологическая дуэль вратаря и пенальтиста, а если пенальти не забьют – мгновенная смена настроений – горе незабивших и радость непропустивших. И все эти чувства и переживания выливаются наружу, потому что игра остановлена, футболисты не заняты, и то, что во время борьбы внешне проявляется скупо, скрытно, в этот момент можно прочитать по их лицам, понять по их жестам. Кто-то отвернулся и не смотрит в сторону бьющего, другой спешит дать совет участнику дуэли, третий пробегает перед бьющим – так просто, хватаясь за соломинку, в надежде на примету, а четвертый бежит к судье напомнить, чтобы следил за вратарем, пятый, шестой, седьмой – все реагируют по-своему….

 

А зрители? Те же чувства, в зависимости от симпатий к той или иной команде. Мы ради того, чтобы увидеть гол, и пришли сюда. Но в ходе игры мы редко успеваем приготовиться к его рождению, это происходит внезапно, и нелегко потом восстановить все детали. А тут есть время вглядеться, осмыслить, запомнить. Да, именно запомнить, потому что каждый болельщик наверняка хранит в памяти если не все пенальти, какие видел, то, во всяком случае, почти все.

 

Тогда, в Мячикове, я подумал о том, что пенальти мы видеть видели, переживать переживали, а вот знать о них – мало, что знаем. Как их пробивают, о чем при этом думают вратари, о чем – пенальтисты, что чувствуют и те и другие, что мешает забить и что мешает взять?

 

Годы и людиИ вот в разное время, в разной обстановке я беседовал о пенальти с вратарями и форвардами. Наиболее подробно с тремя вратарями – Анатолием Акимовым, Алексеем Хомичем и Львом Яшиным – и тремя пенальтистами – Константином Бесковым, Геннадием Матвеевым и Геннадием Гусаровым. Надо ли добавлять, что все они – навечно в истории нашего футбола как выдающиеся мастера! Но никто из них не помнил, сколько он забил, взял или пропустил. Пожалуй, только форварды помнили, сколько раз они не забили….

 

Акимов и Хомич сразу без обиняков заявили, что от вратаря зависит многое, больше, чем обычно думают. А Яшин сказал: «По-моему, вратарь может отличиться только тогда, когда форвард плохо пробьет. Я знал, куда бьет Эйсебио, но ничего поделать не мог. Я знал, куда будет бить Сальников, – судья однажды потребовал повторить удар, потому что, по его мнению, я сдвинулся чуть раньше и поэтому взял мяч. Сальников пробил в то же самое место, я дотянулся до мяча, но взять его не смог. Я знал, куда бьет Костич. Но взял мяч только потому, что он пробил хуже, чем обычно».

 

Годы и людиВыходит, вратари думают по-разному? Оказывается, нет. Просто Яшин говорил, полагая, что должен дать, так сказать, теоретическое объяснение. А в теории дело обстоит именно так.

 

Акимов: «Теоретически пенальти не берутся. Вратарь защищает пространство почти в восемнадцать квадратных метров, удар же производится с одиннадцати. Если учесть размер мяча и скорость его полета, то ясно – вратари обречены».

 

Бесков: «Вычислено время, которое нужно человеку, чтобы, среагировав, привести в действие мышечный аппарат. Это время больше, чем время полета мяча».

 

Но на практике ведь пенальти берутся! И, как пошутил Яшин, берутся потому, что вратари забывают о теории.     

 

(Продолжение следует)

 

Валерий ВИНОКУРОВ






Медиа:


Последние новости:

Обратная связь

Вы можете обратиться в РФПЛ с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание). Также вы можете сообщить имеющиеся у вас сведения о "договорных" матчах.

Прежде чем задать вопрос, рекомендуем Вам ознакомиться с рубрикой «Вопрос-ответ» – может быть, Вы найдете ответ на интересующую вас тему.

Отправить

Обратная связь

Вы можете обратиться в компанию Sportradar с интересующим Вас вопросом или оставить сообщение (пожелание, замечание).

Прежде чем задать вопрос, рекомендуем Вам ознакомиться с рубрикой «Вопрос-ответ» – может быть, Вы найдете ответ на интересующую вас тему.

Отправить